Главное меню

Полезно знать

Свекровь и невестка, теща и зять

 

Эти раздумья начались с читательского письма, поначалу вполне обыденного: молодая женщина рассказывала, что ждет ребенка, чувствует себя неважно, ей хочется, придя с работы, лежать, а свекровь советует ходить, делать гимнастику. Так вот мол, кто прав — она или свекровь, которая «лезет со своими советами.

Это «лезет» сразу обожгло, приковало взгляд к размашистой строчке. А перо невестки, не робея, бежало дальше: «Подумаешь, прожила много больше, а я и без нее знаю, как лучше... Советует, словно знает больше всех. То овощи ешь, то конфет не ешь. Ужасно надоела...»

И сама собой высветилась картина: невестка, яркая, в ярком платье, прилегшая на кровать, даже не сбросив, может быть, модных туфель. А на пороге комнаты — свекровь, с простенькими кудряшками седеющих волос, и ее шевелящиеся губы, и тревожно-вопросительный, настороженный взгляд в сторону досадливо отвернувшейся невестки.

 Но позволительно ли судить вот так, не зная ни ту, ни другую, по одному только письму? Может быть, все наоборот? Может быть, невестка хрупкая, бледненькая, и может быть, впрямь активность ей невмоготу! А свекровь моложавая, властная, сама легко переносившая свои беременности, неспособная поверить, что кому-то в эту пору бывает нехорошо. И советы ее сухие, безапелляционные, градом сыплющиеся на эту — бледненькую, растерянную...





Только почему же все-таки «лезет»? От невоспитанности? От перешедшего через край болезненного раздражения?

Одна из горячих точек несогласия между свекровями и невестками, зятьями и тещами, да и между родителями и их взрослыми детьми — упорное желание старших наставлять, поучать и столь же упорное нежелание младших принимать эти наставления и поучения.

Пожилые любят давать советы. Иногда, я думаю: может быть, это даже запрограммировано самой природой как обязательный этап развития характера. Ведь в те давние времена, когда человечество не знало ни письменности, ни школ, ни учителей, откуда тогда могли младшие черпать жизненно необходимые знания, как не из опыта старших? Старший становился хранителем мудрости, накопленной поколением, он просто обязан был ее передавать. И младшие внимали ему, потому что никаким другим способом не могли узнать то, что становилось опорой в борьбе за существование.

Сегодня уже в детском саду ребенок подчас узнает больше, чем могут ему рассказать занятые, вечно спешащие родители. А потом — учение, книги, лекции, радио, кино, телеэкраны...

Девальвация старых представлений и понятий, неизбежная всегда, в наш стремительный век происходит, вероятно, интенсивнее, чем когда-либо. Как быстро растет уровень и объем знаний, меняются вкусы моды! Как много появляется каждый день нового, к чему старшие непривычны, настороженны и что буквально на лету подхватывают молодые!

Эта особая чуткость к новому, тяга к нарушению стереотипов, к собственным решениям — тоже непременное и тоже необходимейшее свойство молодости. Без этого как двигался бы мир вперед?

У молодых обострена жажда самостоятельности, причем независимо от того, насколько реально они способны быть самостоятельными. Молодая жена непременно хочет чувствовать себя хозяйкой (даже если у нее еще не хватает умения), а молодой муж хочет быть главой семьи (даже если еще не стал ни моральной, ни материальной ее опорой). И вдруг — на каждом шагу подсказка, как маленьким...

Увы, спрос на советы свекровей и тещ находится в катастрофическом несоответствии с предложением! Но что, кроме советов, предлагают молодым пожилые? Чего ждут они взамен?

Редкая молодая семья не получает помощи от родителей — и материальной и хозяйственной, бытовой. Говорят, одному современному писателю принадлежит шутка: «Моя настоящая жена—это моя теща: ведь она воспитывает моих детей, гладит мои рубашки и готовит мне обед».

Помощь принимается как само собой разумеющееся. И оказывается тоже как само собой разумеющееся — от чистого сердца. Шесть папок с письмами о семейных взаимоотношениях на моем столе. Ни в одном пожилые не жалуются на тяготы физической помощи взрослым детям, не сетуют на то, что приходится «подкидывать» им толику из своих трудовых сбережений и пенсий. Но почти в каждом письме — горечь: нет отдачи душевной, нет понимания, нет тепла!

...«Когда сын женился, невестка писала дипломную работу. Мы прямо на цыпочках ходили. Я старалась лишний раз полы в комнате вымыть, чтобы было свежо, обед повкуснее приготовить. А она попишет или почертит, поест и уйдет молча. Нас с мужем не то чтобы «мама» и «папа», но даже не по имени отчеству. Она нас вообще никак не называет. И зачем ей, когда она с нами почти не разговаривает!»

Характер общения определяет климат каждой семьи. А семьи, объединяющей (объединяющей ли?) взрослых детей и пожилых родителей, — тем более. И здесь снова—одна из болевых точек.

Поговорите с нами! Поговорите уважительно, деликатно. Поговорите заинтересованно... Вот чего в основном хотят пожилые. И на что прискорбно часто не хватает у молодых... то ли времени, то ли желания, сердечности, способности к сопереживанию. Или всего этого, вместе взятого.

Уход на пенсию, старость, болезнь, хочешь не хочешь, а потихоньку выключают человека из широкого круга жизни. Но остается мост — дети. Можно жить их интересами, греться отраженным светом их успехов, радостей, видеть мир их глазами...

Потребность в эмоциональных контактах — одна из главных потребностей человека. И как же велика, как настоятельна она, если объект общения — ставшие взрослыми сыновья и дочери, их жены и мужья! Отказать пожилым людям в общении — почти то же, что отказать в куске хлеба.

Незримые барьеры между пожилыми и молодыми воздвигаются общими усилиями, но инициативу их создания каждая сторона приписывает другой. Такова уж психология человека — трудней всего признать виновным себя.

Разгневанный зять пишет: «70% зятьев не любят своих тещ. Из-за тещ и разводы часто бывают, так они настраивают своих дочерей».

Оставим статистику на совести автора письма — с данными специальных анкетных опросов она не совпадает. По заключению социологов, занимающихся этой проблемой, невестки чаще ссорятся со своими свекровями, чем зятья с тещами. Установлено также, что к разводам плохие отношения с родителями одного из супругов приводят редко. А вот напряженность в отношениях между двумя поколениями почти в каждой третьей семье...

Одна из частых ее причин — то, что родители не одобряют выбора своих сыновей и дочерей. Вспомним старый анекдот о женщине, которая выдала замуж дочь и женила сына. У дочери, говорила она, все прекрасно. Муж заботливый, кофе ей в постель подает, а вот у сына—неудача—она, лентяйка такая, развалится в постели, а он ей должен кофе подавать!

Увы, мы не всегда способны быть объективными по отношению к тем, кого любим. Ведь любовь сама по себе — это уже необъективность. Тем более любовь родительская, такая безраздельная, такая горячая, такая нерассуждающе жертвенная.

Дети уже с подросткового возраста становятся очень критичны по отношению к своим родителям, с поразительной остротой подмечая все их несовершенства. Родители в этом отношении гораздо более слепы или, может быть, более великодушны—свое дитя видится всегда им лучшим, чем оно есть на самом деле.

Полжизни отдано сыну, дочери. Легко ли смириться, если тот, кому досталось это диво, не ценит его, не видит всей прелести? И при всем том бывает ни за что, ни про что любим. Да еще легонько так, мимоходом, вытесняет родителей из сыновнего или дочернего сердца. Хорошо еще, если только вытесняет, а то и поселяет неприязнь к ним...

Отношение к зятьям, невесткам нередко омрачается чувством, близким к ревности. Мудрые умеют его подавлять. Натуры альтруистичного склада, способные полностью растворяться в радости тех, кого любят, его не знают. А те, для кого любовь сопряжена с чувством собственности (моя дочь, мой сын!) — те вносят напряжение в молодые семьи. Но и сами страдают. Страдают жестоко, неосознанно, безотчетно.

И не спешите осудить их, не усмехайтесь иронически, молодые, беспечные зятья, — как знать, не придет ли и ваш черед бледнеть и играть желваками, когда к вашей обожаемой, нежнейшей, неприкосновеннейшей дочери подойдет паренек в линялых джинсах или в чем-то еще, что будет тогда модно, и без церемоний положит руки ей на плечи?!

И вас, молодые невестки, может быть, обдаст ледяной водой обиды, когда вам покажется, что взлелеянный вами сын, столь рассеянный к вашим просьбам, стремглав бежит за тридевять земель по мановению пальчика своей любимой.

Родители требовательны в оценках семейной жизни своих детей и в требовательности этой часто необъективны. Забывают свекры и свекрови пору, когда сами были молодоженами, пору ошибок и порывов молодости, ее беспечной рассеянности и житейской непрактичности. Забывают и каждый шаг зятьев и невесток примеряют к себе сегодняшним, к своему сегодняшнему опыту и зрелому пониманию.

Тесть, сам не всегда бывший безупречным мужем и отцом, не замечавший собственных промахов, нетерпим к малейшему промаху зятя. Теща, легко прощавшая обиды собственному мужу, не прощает обид, нанесенных дочери, бывает к ним более чувствительна, чем сама дочь. Понять это можно: нам всегда хочется, чтобы дети жили лучше нас, чтобы все, не состоявшееся с нами, состоялось у них!

Понимали бы молодые эту подоплеку и, может быть, становились бы мягче. Но не каждому по силам распутывать психологические клубки. Невестка, зять чувствуют одно: ими недовольны. И на недовольство это отвечают отчужденностью.

Специальные опросы, которые проводились в молодых семьях, косвенно показали те пределы общения, которые молодые хотели бы иметь с родителями. Большинство высказалось за вариант: жить отдельно, но близко, скажем, в одном доме.

И правда, это удобно—пожилым нетрудно прийти, если нужно посидеть с ребенком, чем-то помочь. Молодым тоже легче, если помощи требуют пожилые,— вызвать врача, сбегать за хлебом, принести лекарство из аптеки. Ну, а остальное время проводится врозь. Молодые чувствуют себя раскованнее, им проще, веселее. Пожилым поскучнее, зато спокойнее.

Но осуществить этот вариант не так-то просто. Да и решение только в жилищном плане смягчает проблему, но не снимает ее.

Решение, видимо, лежит в другой плоскости — в эмоциональной. Обмен квартир — само собой. Может быть, кому-то он нужен, кому-то и нет. А работа сердца и мысли, внутренний контроль над собой необходимы всем.

Давайте, незнакомая невестка, подумаем вместе, для чего вам дает свекровь свои бесконечные и, допускаем, надоевшие советы? Она в тревоге за будущего внука, за ваше дитя. Разве нельзя во имя этого многое простить?

И потом—не будем забывать об уважении к старости. Это не пустое правило вежливости, не дань традициям: нравственный опыт человечества того требует!

Вспомните: во время всяческих бедствий, наводнений, пожаров кого спасают в первую очередь? Детей и стариков. Те, кто слабее, нуждаются в защите сильных. А вы сильнее уже хотя бы потому, что моложе.

Значит, возраст — оправдание всему? И старшие правы всегда? Нет, конечно. Да и кто, скажите, бывает прав всегда?

Еще одно письмо из редакционной почты: «Она хочет, чтобы я все делала, как ей нравится: и так пыль вытирала, и так лук резала, и в таком порядке белье складывала, как она сама привыкла. Я ее люблю, но становится просто невыносимо. Хочу жить отдельно!»

Это — не о свекрови, о родной матери пишет 30-летняя дочь. И, заметьте, о любимой! Это ли не повод для свекровей и тещ, для матерей и отцов подумать, что мы приобретаем и что теряем, настойчиво пытаясь подогнать взрослых детей под свои мерки, навязывая им свои привычки и вкусы.

Во многих странах взрослые дети, как правило, не живут с родителями, еще до создания собственных семей покидают отчий дом. Это принято, это считается рациональным: избавляет от мелких конфликтов, быстрее формирует самостоятельность молодых.

Но в сфере человеческих отношений рациональности часто бывает мало. Становится ясно, что ранний отрыв от семьи рождает другое зло—отчужденность: страшную отчужденность, холодность, сухость, которые могут, как болезнь, распространяться и на взаимоотношения самих молодых супругов, на их отношение к собственным детям, на всю домашнюю атмосферу.

Социологи констатируют: старая патриархальная семья с ее жестко соблюдавшейся иерархией, распадается. Новая семья — в пути. Но, уходя от старого, не стоит ли оглянуться и взять с собой то, что было в нем ценного? Умение вежливо, внимательно и с уважением выслушать старших; обязательный ритуал поздравлений с праздниками: преподношение маленьких подарков; семейные традиции, бережно охраняемые; интерес к жизни, труду дедов и прадедов; даже пресловутые семейные альбомы фотографий. Право же, есть в этом своя прелесть, своя глубокая мудрость!

Для общества чрезвычайно важна преемственность поколений, их связь. Такая связь дорога и для семьи. Нельзя ее терять, нельзя предавать, отдавать в жертву житейским мелочам, уязвленному самолюбию, взаимным обидам!

Конечно, трудно бывает в обыденной жизни отсеивать мелкое, незначительное от главного, значительного. Этому надо учиться. Самовоспитание требуется от человека всю жизнь. И, собственно, мерилом достоинства личности становится степень и глубина работы над собой, над своими словами, страстями и пристрастиями.

Есть такой принцип самооценки: смотрись, как в зеркало, в другого человека. В его отношении к тебе ищи не его, а свои ошибки. Иными словами, и молодым и пожилым надо стараться понимать друг друга. Надо быть уступчивее. Справедливее, добрее. Все-таки, наверное, самое главное — быть добрее!

 

Д. ОРЛОВА


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить